Авторизация

 

 

 

Безликий. Часть 9
Читать книгу Павла Корнева "Безликий"


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Безликий"

 

 

 

 

4

 

Из библиотеки я вышел... задумчивым. Постоял на мраморных ступенях, спустился на тротуар, купил у лотошницы сигарету и коробок спичек. Прикурил, затянулся и тотчас зашёлся в кашле.

Тогда только отпустило.

Всё совпало. Одно из отделений клиники для умалишённых "Готлиб Бакхарт" сгорело за день до того, как я выбрался из Ярдена, весь обожжённый с ног до головы.

Как упустил этот случай из виду? Да просто лечебница располагалась в пригороде Нового Вавилона, а я выплыл неподалёку от центра! К тому же пожар случился на день раньше, меня он попросту не заинтересовал, а вскоре в столице началось сущее светопреставление и всем стало не до того.

Где я провёл целый день? Как очутился в реке?

Ответов на эти вопросы у меня не было.

Да и был ли я одним из пациентов клиники?

Вдруг это простое совпадение?

Я выкинул окурок в урну и зашагал к ближайшей ветке паровика. Сначала показался самоходный вагон на электрической тяге, его пропустил и дождался другого с чадящей трубой. После вчерашнего удара током меня до конца ещё не отпустило.

Электричество - дьявол?

Что ж, в моём случае так оно и было. Сгоревшее отделение лечебницы "Готлиб Бакхарт" специализировалось - кто бы мог подумать! - на электрошоковой терапии психических расстройств. Заведовал им некий профессор Карл Берлигер, ассистировал ему доктор Джон Эргант. Оба на момент возгорания находились в клинике, но если тело заместителя впоследствии опознали родственники, то заведующий отделением так и числился пропавшим без вести. Как впрочем, ещё десяток пациентов. Правда, их судьба газетчиков нисколько не заботила.

Я задумался, каким образом угодил - если, конечно же, угодил! - в лечебницу для умалишённых, но с тем же успехом мог заняться гаданием на кофейной гуще. Стали причиной амнезии полученные при пожаре травмы или проблемы с памятью начались гораздо раньше - этого я так же не знал. Но твёрдо вознамерился во всём разобраться.

На площади Ома я спрыгнул с паровика и направился в "Сирену", по пути не удержался и заглянул в рюмочную.

- Водки! - потребовал там у бармена, а когда тот выставил на прилавок небольшую рюмку, добавил: - Сто грамм.

Повидавший всякое дядька даже бровью не повёл, достал мерный стаканчик, наполнил его до риски и передвинул ко мне.

Я покопался в бумажнике, отметив, что очень скоро с такими тратами окажусь на мели, выложил на стойку пару монет и в несколько длинных глотков влил в себя водку. Шумно выдохнул, помотал головой и снова почувствовал себя самим собой. Вновь стал Жан-Пьером Симоном, а не безымянным пациентом клиники "Готлиб Бакхарт".

- Ещё? - спросил бармен.

- Воздержусь, - отказался я и вышел на улицу.

Клуб к этому времени уже был открыт, и я воспользовался парадным входом. При моём появлении Антонио прекратил подравнивать перочинным ножиком ногти и сообщил:

- Хозяйка просила зайти. Срочно.

- Жиль здесь?

- Да, подошёл полчаса назад.

Помимо невзрачного коротышки в кабинете Софи оказались и остальные охранники. Гаспар взгромоздился на подоконник и курил, выдувая дым в щель приоткрытой рамы. Лука сидел в кресле и держался при этом на редкость скованно, словно опасался, что оно развалится под его весом. Бритая макушка громилы блестела то ли от воска, то ли от пота. А вот Жиль вольготно развалился на диванчике со стаканом сельтерской в руке; вид у него был заметно потрёпанный.

- Где тебя черти носили? - нахмурилась Софи при моём появлении.

- Ходил развеяться, - спокойно ответил я и прислонился к косяку. - Что пропустил?

- Табак у китайцев, - оповестил меня Жиль, приложив стакан ко лбу. Глаза его казались покрасневшими и припухшими.

- Не у сицилийцев? Точно?

- У китайцев, - повторил коротышка. - Только не у Джимми, а на складе его старика. Узкоглазые уже вовсю крутят сигареты, товар начинает расходиться по улицам.

- Это неправильно! - пробасил Лука. Его короткие толстые пальцы стиснули подлокотники, послышался скрип дерева.

- Кто-то должен за это ответить! - согласился с громилой Гаспар, щелчком отправил окурок в приоткрытое окно и потёр прочертивший шею белый рубец.

Жиль хлебнул сельтерской и вновь прижал стакан ко лбу.

- Сицилийцы нам не по зубам, а трясти Джимми нет смысла, - заявил он и пояснил свою мысль: - Всеми делами заправляет его отец. С ним и надо говорить.

- С ростовщиком? - засомневалась Софи. - Как мы можем на него повлиять?

- У старшего Чена в голове счёты, - рассмеялся Жиль. - Баланс, доходы и расходы. Думаю, он не станет начинать войну и предпочтёт синицу в рукаве.

Лука поёрзал, кресло под ним вновь заскрипело.

- Он не заплатит, если мы на него не надавим, - веско произнёс громила и меж бровей у него залегла глубокая складка. - А надавить нам нечем. Ведь мы же не станем привлекать легавых?

- Только в самом крайнем случае, - вздохнула Софи.

- Табак! Мы знаем, где он! - Гаспар спрыгнул с подоконника и азартно махнул рукой. - Не расплатится за товар, спалим к чертям собачьим склад!

Но Софи горячность испанца не разделила.

- Нет, поступим не так, - решила она. - Если Чен не заплатит, сообщим о контрабандном товаре полицейским.

- И они сунутся из-за табака в китайский квартал? - засомневался Жиль.

- Они... - интонацией выделила Софи это слово, - сунутся. Но лучше, разумеется, обойтись своими силами.

Время от времени кузина делилась со знакомыми полицейскими информацией, но то была палка о двух концах. Разузнай продажные легавые вдруг о контрабанде, они точно захотят войти в долю. С другой стороны, если ничего не предпримем, на всех планах придётся ставить большой жирный крест. Либо мы заставим китайцев играть по-честному, либо ввоз табака для нас потеряет всякий смысл.

Жиль поднялся с диванчика и в пару глотков допил сельтерскую.

- Предлагаю встретить Чена на выходе из конторы, - сказал он и взглянул на карманные часы. - Я всё разузнаю, время ещё есть. В любом случае раньше пяти он не уйдёт.

- Разузнай, - разрешила Софи. - Господа...

Охранники покинули кабинет, а я уселся на освободившийся диванчик и откинулся на спинку.

- Итак, где ты пропадал? - обратилась ко мне кузина.

- Узнал о себе кое-что новое, - ответил я, не вдаваясь в подробности. - Пришлось покопаться в архивах.

- И что же такого важного ты узнал?

Я уставился в потолок и не стал ничего скрывать.

- За день до нашей встречи сгорело одно из отделений клиники "Готлиб Бакхарт".

Софи поднялась из-за стола, обошла диванчик и встала у меня за спиной.

- За день? - спросила она, запуская пальцы мне в волосы.

- Именно, - подтвердил я. - Подозреваю, я обгорел именно там.

- И что же ты делал в клинике? Наблюдался, работал или тушил пожар?

Тут двух мнений быть не могло, и я решительно ответил:

- Наблюдался, разумеется. Не забывай о порезах, ты же сама их видела. Всё сходится, Софи. Всё сходится.

За спиной послышался тяжёлый вздох.

- Уверен, что хочешь докопаться до правды? - спросила Софи.

- Без вариантов.

- Поступай как знаешь, но не забывай - главное сейчас разобраться с Ольгой. У меня сердце из-за этого не на месте.

Я поднял руку и погладил Софи по ладони.

- Не беспокойся, глаз с неё не спущу.

- Так приступай! Она уже в клубе! - объявила Софи и вернулась за стол. - Я могу на тебя рассчитывать?

- Всенепременно! - негромко рассмеялся я и покинул кабинет.

 

Ольга Орлова отыскалась в гримёрке. Для подготовки к вечернему представлению было слишком рано, поэтому она сидела за туалетным столиком в своём в повседневном платье и задумчиво смотрела в зеркало.

- Тут-тук! - произнёс я, постучав костяшками по косяку приоткрытой двери.

- О, Жан-Пьер! - неожиданно обрадовалась моему появлению танцовщица. - Заходи!

Я переступил через порог и прикрыл за собой дверь.

- Что-то случилось? Выглядишь встревоженной.

Ольга передвинула к себе коробку с пудрой, несколькими уверенными движениями кисточки заретушировала заметные лишь ей одной дефекты макияжа и улыбнулась.

- Нет, всё в порядке.

Но улыбка вышла бледной и неуверенной. Я опустился на пуфик и сказал:

- Можешь рассчитывать на меня.

Танцовщица заколебалась и начала накручивать на палец светлый локон.

- Не уверена, что ты сумеешь помочь... - И, закусив губу, Ольга замолчала на полуслове.

- И всё же расскажи, что случилось, - попросил я. Мне и в самом деле было интересно, какую историю преподнесёт девушка. Я бы даже сказал - чрезвычайно интересно.

- Меня преследуют, - сообщила Ольга и вздрогнула, когда в коридоре послышался какой-то стук. Вздрогнула совершенно естественно, без всякого наигрыша. Нервы у неё были на пределе.

Я поднялся на ноги, распахнул дверь и предложил:

- Идём! Тебе надо сменить обстановку.

- Но куда? Куда мы пойдём?

- Знаю одну тихую закусочную неподалёку, поговорим там.

Девушка заколебалась.

- Я опасаюсь выходить на улицу.

- Вздор! - рассмеялся я. - Уж поверь, со мной тебе ничего не угрожает.

- Ты вооружён?

Я похлопал себя по карману пиджака и кивнул.

- Вооружён.

Ольга поднялась из-за стола, надела шляпку с густой вуалью и, прежде чем покинуть гримёрную, несколько мгновений внимательно разглядывала себя в зеркало. Выйдя на крыльцо, я окинул улицу взглядом ничуть не менее внимательным. Словить пулю по собственной безалаберности не хотелось совершенно. Только зевни, а уж за теми лихими ребятами, с которыми связалась Ольга, не заржавеет.

По уму следовало отпустить танцовщицу одну, а самому пройтись следом, высматривая слежку, но, увы, провернуть такой манёвр не было никакой возможности.

Из клуба мы вышли рука об руку. Пересекли перекрёсток, добрались до следующего и уже там свернули на боковую улочку. Таверна "У канала" располагалась на первом этаже неприметного особняка. Красный кирпич, из которого было сложено здание, давно стал тёмно-бурым от копоти и сажи.

Кухня в заведении была богемской, а в подвале располагалась собственная пивоварня. В обличье Пьетро Моретти я заходил сюда только однажды, когда разведывал округу.

Я сразу заказал печеное свиное колено с овощным гарниром, тарелку кнедликом и кувшин светлого пива, а Ольга надолго замерла перед доской с написанным мелом перечнем блюд. В итоге она попросила принести салат и рюмку "бехеровки".

- И это всё? - удивился я.

- С моей диетой большего и нельзя, - вздохнула танцовщица. - Только после выступления.

Я не стал отвешивать комплименты её фигуре и сразу перешёл к делу.

- Так что тебя беспокоит?

Ольга подождала, пока хозяин выставит на стол кувшин пива, пустую кружку и рюмку настойки, затем пристально оглядела полупустой зал и вдруг решительно влила в себя "бехеровку". Помотала головой, выдохнула и заявила:

- У меня появился преследователь!

- Что, прости? - не понял я.

- Назойливый поклонник, - пояснила танцовщица. - Сначала всё было хорошо. Он присылал роскошные букеты и писал в записках всякую милую чепуху, потом начал дарить подарки. - Ольга со значением повторила: - Очень дорогие подарки.

- Это ведь хорошо?

- Со временем он начал меня пугать, - поёжилась девушка. - Стал диктовать как одеваться, куда ходить и с кем общаться. Он знал обо мне решительно всё! От него ничего не получалось скрыть! Ничего! Это словно какое-то наваждение! Злое колдовство!

Я наполнил свою кружку пивом и поднёс палец к губам, призывая собеседницу к молчанию. Ольга прервалась, а когда хозяин выставил на стол деревянную доску с тарелками и отошёл, понизила голос и продолжила:

- Я думала, что избавилась от него, переехав в Новый Вавилон, но на днях он потребовал встречи!

- Кто - он?

- Не знаю! - ответила танцовщица. - Я его никогда не видела! Подарки и записки он передавал через доверенное лицо. Такой неприятный толстяк, у меня от него мурашки бегут по коже. Вчера я встречалась с ним, собиралась вернуть все подарки, а он наставил на меня пистолет и потребовал пойти с ним! Чудом удалось сбежать, когда отключился свет!

Я молча кивнул, не зная, как расценивать слова собеседницы.

- Жан-Пьер, скажи хоть что-нибудь! - взмолилась девушка. - Что мне делать?!

- Во-первых, сменить отель.

- Уже, - слабо улыбнулась Ольга. - Виктор настоял на этом. Я даже хотела отпроситься и уехать на время, наплела госпоже Робер о смерти дяди, но он не позволил. А у меня контракт, да и куда я поеду без денег? Ох, не стоило принимать подарки! Ведь сердцем чувствовала - быть беде!

- Давай буду провожать тебя до новой квартиры после выступлений? - предложил я, пластая свиное колено ножом. - Выходить станем через чёрный ход, никто за нами не проследит. Могу и до клуба возить. Меня это не затруднит.

- О, Жан-Пьер! Ты меня чрезвычайно обяжешь! Иначе даже не знаю, что буду делать! На Виктора надежды мало...

Глаза Ольги заблестели, и она промокнула их платочком.

Если это и было игрой на публику, то, вне всякого сомнения, - гениальной. Но, разумеется, меня могли водить за нос, исключать такую возможность не стоило, поэтому я как бы между прочим задал несколько вопросов о полученных подарках и содержании записок. Ольга ответила на них без запинок, но при этом ещё больше встревожилась:

- Зачем тебе всё это знать?

Я отстранённо пожал плечами.

- Если получится выяснить личность твоего поклонника, мы быстро отвадим его от клуба.

Танцовщица печально рассмеялась.

- Ты ведёшь себя как заправский детектив! Это так странно.

- Боюсь, мои дедуктивные навыки не слишком высоки, - улыбнулся я и приступил к трапезе. Пусть костюмы перестали болтаться на мне как на вешалке, но чтобы окончательно вжиться в новый образ, стоило набрать ещё как минимум пять килограмм.

Под конец обеда Ольга отлучилась в дамскую комнату, а я допил пиво, рассчитался с хозяином и вышел на крыльцо. Внимательно оглядел тихую улочку, никого подозрительного не заметил и немного успокоился.

Пара мальчишек прокатила палкой громыхавший на брусчатке железный обруч, грузная тётка прикрикнула на них и свернула в подворотню; судя по двум объёмным сумкам, она жила где-то неподалёку. Старьёвщик с растрёпанной шевелюрой седых волос толкал нагруженную всяким хламом тележку, а когда правивший бритву на кожаном ремне цирюльник предложил ему подстричься, лишь сплюнул под ноги мокроту и поплёлся дальше. Стену соседнего дома приводил в порядок штукатур в заляпанном белилами комбинезоне; голову его закрывала сложенная из газеты шляпа.

За спиной звякнул колокольчик; Ольга выскочила на крыльцо и с облегчением перевела дух.

- Ох, и напугал же ты меня, Жан-Пьер!

- Не бойся, теперь куда ты, туда и я, - подмигнул я в ответ.

Девушка вцепилась мне в руку, и мы отправились в клуб. Время от времени я оглядывался, но никакой конный экипажей не катил следом и не поджидал у обочины впереди.

- Сейчас надо будет отлучиться по делам, - предупредил я Ольгу на обратном пути. - Дождись меня после выступления, если вдруг задержусь.

- О, не беда! В крайнем случае, схожу на второй этаж, - ответила девушка, но засомневалась. - Хотя вряд ли мне там будут рады...

- Почему нет?

- Все там такие напыщенные и серьёзные. Не уверена, что они примут в свою компанию даму.

- О, не сомневайся даже! Тебя примут, где угодно!

- А что за люди там собираются?

- Всякой твари по паре, - рассмеялся я и осёкся, когда вдруг понял, что именно процитировал, пусть и в шуточной форме. За такое и на полицейский учёт угодить можно. Стоит последить за языком.

- Лучше, если меня кто-то представит.

- Думаю, это можно устроить.

Мы зашли в клуб с чёрного хода, там Ольга в очередной раз стребовала с меня обещание проводить её на квартиру и убежала переодеваться, а я зашёл в кабинет кузины.

Софи при моём появлении оторвалась от бухгалтерских книг и поинтересовалась:

- Какие успехи?

- Не уверен, что не тяну пустышку, - сознался я, уселся на диванчик и вкратце пересказал беседу с танцовщицей.

- Ты ей веришь? - прямо спросила Софи.

Я надолго задумался, но ни к какому определённому выводу не пришёл.

- Пятьдесят на пятьдесят, - решил, потирая кривую переносицу. - В её рассказе нет ничего экстраординарного. Только не говори, что тебе не доводилось слышать ни о чём подобном раньше.

- А зажатый ящиком волос?

- Ты отказалась бы порыться в вещах хозяйки, выпади такая оказия?

- По-твоему, ограбление - всего лишь случайность? - прищурилась Софи.

- Не думаю, - покачал я головой. - Но что если кто-то подобрал ключ? Здесь установлены не самые сложные замки.

- Обычно верен самый простой ответ.

- Но не всегда.

- Не дай ей задурить тебе голову, - попросила Софи.

- Ревнуешь?

Кузина вздохнула.

- Нет, Жан-Пьер, я просто хочу вернуть бумаги и отделаться от этого бешеного Фальера! И не хочу, чтобы ты влип в какие-нибудь неприятности. За Пьетро я была бы спокойна, но тебя... Вовсе не уверена, что знаю тебя настолько хорошо...

Я лишь усмехнулся в ответ.

- Постараюсь не разочаровать.

- Жиль выяснил распорядок старшего Чена. Уверен, что его получится достать уже сегодня. Если что-то пойдёт не так, звоните - пришлю на подмогу кавалерию. Но лучше обойтись без этого. - Она подошла к зеркалу и поправила ленту чёрного бархата на шее. - И ещё! Вечером Альберт отвезёт меня домой, в... сопровождении нет никакой нужды.

Софи явно намеревалась сказать "в слежке", но я не стал акцентировать на этом внимание, взглянул на настенные часы и поднялся на ноги.

- Увидимся вечером, - сказал я и вышел за дверь.

 

 

5

 

В контору ростовщика отправились вчетвером, оставив присматривать за клубом Антонио. Он такому раскладу ничуть не расстроился.

Как рассказал нам Жиль, контора Чена-старшего располагалась в четырёхэтажном здании на Максвелл-стрит, но не с китайской, а с противоположной стороны. Это придавало тамошним арендаторам дополнительную толику респектабельности, а респектабельность для ростовщика - отнюдь не пустой звук. Каждый рабочий день ровно в пять часов вечера к служебному ходу подъезжал самоходный экипаж, который увозил Чена в китайский квартал, поэтому план был прост как монета в пять сантимов.

Черный ход конторы, пять часов вечера, разговор с глазу на глаз.

Водитель и охранник?

Их я брал на себя.

- Уверен, что справишься? - засомневался Лука, который сидел на козлах взятой напрокат коляски. - Лучше бы я пошёл!

- Они тебя не подпустят, - возразил я.- Сразу тревогу поднимут.

Пусть бывший цирковой борец и прикрыл бритую голову котелком, но особо неприметней от этого громила не сделался. Если в переулок завернёт подобный тип, Чен из конторы и носа не высунет.

Лука вздохнул, признавая весомость приведённых аргументов, но от своего не отступился и предложил:

- Тогда пусть идёт Матадор.

- Чтобы он нашинковал их своей навахой? - фыркнул я. - Нам ещё только войну развязать не хватало! Нет, я начинаю, Гаспар на подхвате. Верёвки взял?

Испанец кивнул и выкинул окурок на тротуар. Коляска стояла на Максвелл-стрит, вечерами там было многолюдно и потому на столь подозрительное трио как наше не обращали внимания ни постовые констебли, ни подручные местных заправил, с той или иной стороны улицы - неважно.

Китайский квартал был городом в городе и славился своими опиумными курильнями, подпольными казино и борделями с экзотическими девочками. Местные обитатели жили в страшной скученности и нищете, но гости обычно не замечали этого. Мало кто сворачивал с центральных улиц в узенькие боковые проходы и тёмные дворики. Пусть триады и поддерживали в районе некое подобие порядка, но лишь в той мере, что требовалась для нормального ведения дел, и не более того.

Сейчас среди беспечных гуляк, будто акулы среди рыбёшек, сновали сразу несколько бандитов, которые приглядывали за малолетними попрошайками, предсказателями будущего и лотошниками. На противоположном тротуаре было далеко не столь оживлённо, но прохожих хватало и там. На перекрёстке маячила пара постовых, немного дальше сбились в кучку несколько крепких парней. Люди обходили их стороной.

Нашумим - унести ноги будет непросто. Но и господин Чен при таком раскладе нападения точно не ждёт.

Лука поморщился, достал карманные часы и объявил:

- Уже без десяти минут пять.

- Рано, - спокойно ответил я.

- А если упустим?

- Успокойся! - хлопнул Гаспар громилу по плечу. - Жиль сказал, что раньше пяти узкоглазый не выйдет, а этот мелкий прохвост на таких делах собаку съел!

Лука вздохнул, но спорить с нами не стал. По этому поводу - не стал, нашёл другой.

- Тогда просто наставь на них пистолет, - дал он очередной непрошеный совет.

- Не сработает, - вместо меня ответил Гаспар. - Это же китайцы! Охранник лучше пулю словит, чем подведёт хозяина. Да и ясно, что никто средь бела вблизи оживлённой улицы стрелять не рискнёт.

Я кивнул, соглашаясь с доводами испанца. Так всё и было.

Минут пять мы постояли, поглядывая по сторонам, затем Лука встряхнул вожжами, и коляска медленно покатила по дороге.

- Остановись на углу, - потребовал я. - В переулок не заезжай.

Громила так и поступил.

Я попросил у Гаспара сигарету, сунул её за ухо и предупредил:

- Не зевай! - а сам, когда коляска окончательно замедлила ход, спрыгнул на тротуар и зашагал в обход конторского здания.

Фасадом то выходило на Максвелл-стрит, а дворик на задворках был таким крохотным, что его даже не стали обносить оградой. У крыльца там уже стояла самоходная коляска с опущенным кожаным верхом, рядом курил шофёр в тёмно-синей тужурке, фуражке с начищенным козырьком и белых перчатках. Охранника нигде видно не было. Лука всё же немного поторопился и телохранитель ещё не вышел на улицу из конторы.

Маячить на всеобщем обозрении я не стал, отступил за угол и опустился на одно колено, делая вид, будто затягиваю развязавшийся шнурок. Почти сразу хлопнула задняя дверь, и на крыльце появился невысокий китаец в неброском парусиновом костюме. Он осмотрелся и вновь скрылся в доме.

Тут уж я медлить не стал, выпрямился и зашагал через двор, на ходу охлопывая себя по карманам, будто бы в поисках спичечного коробка. Не нашёл, прищёлкнул пальцами и двинулся к самоходной коляске, начисто вымытой и сверкавшей свежей полировкой.

- Огоньку не найдётся, любезный? - спросил я шофёра, и того моя просьба нисколько не насторожила.

Да и с чего бы? Вот и охранник уже вернулся во двор...

Я поднял руку, вынимая заложенную за ухо сигарету, а когда шофёр полез в карман за спичками и на миг отвёл от меня взгляд, открытой ладонью врезал ему по уху. И сразу развернулся к охраннику.

Телохранитель ростовщика с шумным выдохом врезал правой; я перехватил худощавое запястье и дёрнул его на себя, а свободной рукой вцепился в плечо противник. Используя захваченную конечность в качестве рычага, крутанул противника вокруг себя и одновременно тяжёлым ботинком подбил его опорную ногу. Китаец со всего маху влетел головой в стену дома и рухнул на землю.

К этому времени оглушённый ударом по уху шофёр уже отлип от капота коляски, но прежде чем успел заголосить, я шагнул к нему и со всего маху пнул в пах. Бедолага сложился надвое, получил коленом в лицо и опрокинулся на спину.

Опасности он уже не представлял, и я вернулся к охраннику. Заломил ему руки за спину, а подоспевший Гаспар стянул запястья куском заранее нарезанной верёвки. Заткнув ему рот кляпом, мы быстро спеленали и шофёра, а затем погрузили китайцев на заднее сиденье экипажа. Со стороны их видно не было.

- Контролируй переулок! - потребовал я, и Гаспар перебежал к выходу со двора.

А я стряхнул пыль со слетевшей с головы кепки и прикрыл ей вынутый из кармана пистолет. Стрелять не собирался, просто хотел начать разговор на своих условиях.

 

Ростовщик - сухонький морщинистый старичок в военного покроя френче с дорогой тростью в руке, - понял всё с первого взгляда. Но дверь уже захлопнулась у него за спиной, а я выставил напоказ пистолет, поэтому спасаться бегством он не стал и лишь спросил:

- Где мои люди?

- В коляске, мсье Чен, - ответил я. - С ними всё в порядке, если вас это интересует.

Старик заглянул на заднее сиденье самоходного экипажа, обернулся и потребовал объяснений:

- Что вам нужно?

Именно - потребовал. Не человек, а кремень.

Я убрал пистолет в карман и усмехнулся.

- Деньги, что же ещё.

- Это ограбление?

- Пфф! - фыркнул я и постучал себя по наклеенным на висок полоскам лейкопластыря. - Ограбление - это когда врываются и бьют прикладом лупары по голове. А мы с вами просто беседуем.

- Не понимаю!

- Мсье Чен, мы подрядились поставить вашему сыну партию табака по очень привлекательной цене. Но табак похитили, а на следующий день он всплыл на вашем складе. И мы бы отнеслись с пониманием к этому прискорбному обстоятельству, в конце концов, с кем не бывает, но дело в том, что точный срок поставки знал только я и ваш сын. А это наводит на нехорошие раздумья, мсье Чен. На очень нехорошие.

- Вы угрожаете? - прищурился ростовщик, и его глаза превратились в две узенькие щёлочки.

- Возникни у меня желание разбрасываться угрозами, я бы начал с вашего сына. Но я проявил уважение и пришёл сразу к вам.

- Мне это не интересно! - отрезал старый китаец и шагнул на крыльцо.

Я не стал его останавливать, просто сказал:

- Если мы сейчас не договоримся, это обернётся для вас серьёзными потерями. - И добавил: - Склад за лавкой одноглазого Лю. Боюсь, вы лишитесь хранящегося там товара. Всего товара, не только табака.

Ростовщик остановился и обернулся. Я улыбнулся.

- Большой Джузеппе вам этого не сказал, но мы оставляем себе лишь комиссионные. Ввозят табак полицейские, а эти господа имеют обыкновение нервничать, когда кто-то запускает руку им в карман. Вам ли не знать?

Господин Чен промолчал, но дверную ручку отпустил.

- Время у вас до половины шестого, - продолжил я. - Не заплатите, на склад нагрянет полиция. Это не их юрисдикция, но наши партнёры злы. Очень-очень злы. Чрезвычайно. Они вывезут оттуда весь ваш товар, а нелегальных работников депортируют в Поднебесную. И те из них, кто не умрёт в душных трюмах на обратном пути, наверняка позавидуют тем, кому посчастливится сдохнуть от голода, жажды и дизентерии. И нет, никого предупредить вы не успеете. За складом уже установлено наблюдение.

- Это всего лишь ваши слова! - резко бросил ростовщик.

Я укоризненно покачал головой.

- Думаете, Большой Джузеппе не стал бы вас так подставлять? Наверняка ведь посулил скинуть цену на следующие партии, да? Но сицилийцам не интересен табак. Им нужны наши связи, чтобы торговать кокаином. Не будет больше дешёвого табака, мсье Чен. Просто не будет.

- Я не стану платить за один товар дважды, - скрипучим голосом произнёс господин Чен.

- Тогда вы потеряете табак и кое-что сверху. Мы останемся без комиссионных. А наши партнёры лишатся денег, заплаченных персам. По всему выходит, что в выигрыше останется лишь Большой Джузеппе. Сколько он запросил?

Ростовщик Чен оценивающе посмотрел на меня и после долгой паузы ответил:

- Четыре тысячи.

Сицилийцы запросили за товар в два раза меньше нашего, ещё бы китайцам не согласиться!

- Четыре тысячи им, восемь тысяч нам... - Я зацокал языком. - Рыночная цена табака как раз двенадцать тысяч. Какая незадача...

- Я не стану платить дважды!

- Предлагаю компромисс, мсье Чен. Шесть тысяч. В этом случае вы получите премию к рынку в двадцать процентов.

Ростовщик задумался.

- Четыре тысячи, - предложил он встречные условия.

- В этом случае мы получим убытки, а это неприемлемо. Тогда уж пусть лучше потеряют все. Ну посудите сами: сколько составит выручка за сигареты? Тридцать тысяч? Тридцать пять? Подумайте, чего вы лишаетесь. Не говоря уже об репутационных потерях...

- Десять тысяч - это слишком много.

- Все претензии к Джузеппе. Мы и так пошли вам навстречу, не став требовать полную цену! И решайте быстрее, ещё надо успеть дать отбой полицейским!

Я буквально расслышал стук костяшек в голове китайцы, а потом он подбил возможные прибыли и неминуемые убытки и сдался:

- Хорошо! Заплачу завтра шесть тысяч.

- Сейчас. Все шесть тысяч до последнего сантима нужны прямо сейчас. Уверен, в конторе наберётся нужная сумма.

Господин Чен зло глянул в ответ и пообещал:

- Хорошо. Принесу.

- Вот уж нет! Я иду с вами. Не беспокойтесь, грабить вас мне нет никакого резона. Там ведь будут свидетели, так?

Старый китаец кивнул.

- Так.

Он распахнул дверь и вошёл в дом. Я последовал за ним.

В полутёмной задней комнате скучал в ожидании окончания рабочего дня клерк, он сортировал поступившую арендаторам корреспонденцию и раскладывал её в контейнеры пневмопочты. Рядом с конторкой громоздился телеграфный аппарат, но тот сейчас был уже отключён.

- Что-то забыли, господин Чен? - спросил клерк.

- Да, - подтвердил ростовщик. - Забыл.

- Заберёте почту?

- Отправьте наверх! - отмахнулся старик, больше не скрывая своего раздражения.

Ростовщик распахнул дверь с матовым стеклом и коротким коридором провёл меня в холл. Там оказалось куда многолюдней. По лестницам с верхних этажей спускались закончившие работу служащие местных контор, они раскланивались с усатым охранником и шумной толпой покидали здание через основной выход.

Ростовщик шагнул в кабину подъёмника, а когда я присоединился к нему и закрыл решётку, скомандовал мальчишке-лифтёру:

- Поехали!

Где-то внизу заурчали паровые приводы, и клеть шустро поднялась на третий этаж. В тёмном коридоре господин Чен достал ключи и отпер дверь конторы. За ней оказалась приёмная с письменным столом и телефонным аппаратом, где днём дежурил охранник, и ещё одна дверь - несравненно более солидная. Пара врезных замков удивила замысловатостью скважин.

После того, как я не побоялся показаться на глаза клерку и лифтёру, ростовщик перестал опасаться нападения и позволил мне пройти в кабинет. В углу там стоял огромных размеров засыпной сейф, старик начал вращать колёсико кодового механизма и потребовал:

- Отвернитесь!

Я повернулся к нему боком и тут же вздрогнул, когда что-то прогрохотало у рабочего стола ростовщика.

- Это просто пневмопочта! - объявил господин Чен, захлопнул сейф и кинул на стол две пачки банкнот по десять и пятьдесят франков. - Забирайте деньги и убирайтесь! - Сам он уселся за стол, открыл трубу пневмопочты и вытащил из неё контейнер.

Купюры были в банковской упаковке, поэтому я пересчитывать банкноты не стал и просто отогнул их уголки, дабы убедиться, что это не нарезанные листки писчей бумаги. Потом рассовал их по карманам и усмехнулся.

- Знаете, что самое забавное, мсье Чен? - Старик ничего не ответил, но я ответа и не ждал. - Самое забавное то, что из всех нас в выигрыше остался только Большой Джузеппе. Такой вот парадокс.

- Убирайтесь! - потребовал ростовщик.

Я приподнял кепку над головой и даже слегка поклонился.

- Оревуар!

В приёмную я вышел с вальяжной небрежностью, а вот в коридоре рванул к лестнице со всех ног. Сбежал на первый этаж и только выскочил на крыльцо, как к нему подъехал наш экипаж. Гаспар уже сидел на пассажирском сиденье позади Луки.

- Удачно? - спросил он, стоило мне усесться рядом.

- Вполне! - рассмеялся я и хлопнул Луку по спине. - Давай в клуб!

 

 

<- Вернуться // Обсудить на форуме ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст на Литрес
Купить и скачать книгу в магазине Автора в форматах fb2, mobi, epub, rtf, txt
Cкачать и слушать аудиокнигу "Безликий"

 

 

Безликий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: аудио

Павел Корнев. Лёд. Кусочек ЮгаЛёд.Кусочек юга

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон