Авторизация

 

 

 

Короткое лето. Часть 6
Читать книгу Павла Корнева и Андрея Круза "Короткое Лето"
"Хмель и Клондайк 4"

 

Андрей Круз, Павел Корнев

цикл Приграничье

 

 

 

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст в магазине Андрея Круза
Купить и скачать на Литрес
Скачать и слушать аудиокнигу

 

 

 

 

"Короткое Лето"

часть 6

 

 

 

Клондайк

19 июня, воскресенье

 

С утра дозвонился Платону. Хоть утро было условным, двенадцатый час, судя по голосу, я его все же разбудил.

- Чего? - голос пробился сквозь зевок.

- Этот шнырь вчерашний на тебя не выходил больше?

- Неа, - Платон снова протяжно зевнул. - Тишина.

- Выйдет еще, гарантирую. Уже не он сам, а кто-то еще. Ты пока с Митей старайся ездить, береженого бог бережет, нам приключений и так хватило.

- Мда? - с Платона сон чуть слетел, как мне показалось.

- И мне звони если что, сразу же. Дмитрий сегодня где, к слову?

- Дома, наверное. Выходной же.

- Так вы в Кишке вроде открыты?

- Без нас справятся, отдыхать тоже надо.

- Ну понял.

Пока я в экспедиции, Платон вроде как без присмотра здесь останется. Это не очень хорошо. Может его пока на ту сторону загнать? Тоже вариант. С Дюпре потусуется, рыбку половит. Надо будет предложить. Кстати, что там у Смирнова с отпуском? Вот без него идти не хочется. Одно дело я со своими минимальными знаниями и письменными инструкциями, и совсем другое он, все же геолог с огромным опытом в поле. Жаль только промприбор я там заранее не купил, не знал и не думал. Это такая смесь помпы и лотка, с ним все работы в десятки раз ускоряются.

Набрал Дмитрия, тот не спал.

- Ты как насчет физкультуры?

- В смысле?

- Поехали в патрульский спортзал, железки поворочаем. Здоровый образ жизни и все такое.

- Прямо сейчас?

- А что? Самая физкультура. Штангу пострахуем и все такое.

Он задумался. Я решил что откажется, но он вдруг неожиданно согласился.

- А поехали, делать все равно нечего. К скольки?

- Да я прямо сейчас двину, только сумку соберу.

- Ну и я сразу.

Самое время, как раз к обеду обратно. Мила проснулась, но вставать отказывается. Не знаю что там с ней вчера ведьмы в "Снежной королеве" делали, но от боли в мышцах полностью точно не избавили. Кот валялся рядом с ней на одеяле, прислушиваясь к разговору.

- Езжай, пусть тебе тоже плохо будет, - напутствовала она меня.

- С чего вдруг? Я же в подвале постоянно занимаюсь.

- А вот хвастаться не надо, нехорошо. К обеду возвращайся, давай сходим куда-нибудь. Торт хочу. Или пирожных. Или еще чего-нибудь.

С сумкой чуть тормознул, привык что все для спорта здесь же и используется, надеваешь на автомате, а тут соображать пришлось чтобы не забыть ничего. Но минут через десять все же выехал. А через двадцать уже заехал на территорию, припарковавшись не у резерва, а у второго корпуса.

Спортзал был пуст, патрульные ходили сюда в будни, в выходные все по домам, кто не на службе, так что пришлось еще и ключ просить у дежурного по штабу. Хорошо что к факту наличия резерва здесь уже привыкли и в лицо узнавали. В раздевалке все шкафчики пусты, выбирай любой. Пока переодевался, появился Дмитрий.

- Спасибо что вытащил. Или у тебя еще планы?

- Нет. Поговорить только нужно, но это по ходу. Ладно, я на мешок пока, разогреюсь, а потом потрещим.

- Давай, - он кинул свой рюкзак на лавку.

Мешков тут два, один из них длинный, что нужно чтобы лоу-кики отрабатывать. Натянул накладки, приложился несколько раз, прицеливаясь типа, потом начал молотить мешок сериями, только руки и руки с лоу, постепенно наращивая темп, чтобы потом прошибло. В пустом зале эхо гуляет, деревянный пол иногда попискивает под подошвами.

Дмитрий хмыкнул, увидев, что я занял лучший мешок, но комментировать не стал. Все верно, кто первый встал, того и тапки.

Молотил пока таймер на часах не сработал, тогда отошел за полотенцем, обтер лицо. После паузы, отдышавшись, пошел к весам.

- Так о чем поговорить хотел? - спросил напарник, закончив свою разминку.

- Про экспедицию. На днях надо выходить, пока сезон в разгаре.

- Я нормально, без проблем. На сколько пойдем?

- В том и дело, что не знаю. Может затянуться, если найдем что-нибудь. Или на что-нибудь нарвемся.

- Лучше бы не нарываться. В каком составе?

- Ты, я, Мила и Саня. Смирнов хочет подтянуться, но у него пока непонятки. Я Платона прихватить думаю. Не упрется?

- А черт его знает, - Дмитрий пожал плечами и повесил полотенце на турник. - Серега ленивый вообще-то, вон раскабанел как в последнее время.

Это точно, Платон прибавил от сытой жизни, все старые джинсы на нем эдак явственно натянулись. И морда куда шире стала.

- Отчасти поэтому и хочу.

- А от второй части почему?

- Он тебе про вчерашнюю встречу рассказал? С Витьком Маломером?

- Ну так... пытался рассказать. Я его когда вез, он уже лыка не вязал. Не, не падал, просто язык заплетался. Что там случилось?

- Ты про его старый "профсоюз кондукторов" слышал?

- Конечно. С Выселок который?

- Ну да. Вот один оттуда нарисовался, просит его с клиентами в канал пустить, за деньги.

- Нафиг не надо.

Вообще среди кондукторов такие подкаты выходят за рамки профессиональной этики. Найди свой широкий канал и таскай. В Приграничье кто что хочет, тот то и воротит, за некоторыми исключениями, но выход-то идет на Большую Землю, а там законы и все прочее. Каждый кондуктор свои схемы закупок строит тихо и аккуратно, чтобы лишнего внимания не привлекать. А если пустишь чужих, то кто знает что они там делать собираются? Натворят дел, а в результате вся твоя коммерция накроется. Так что платонов отказ даже грубостью считать нельзя, все в пределах правил.

Ходили тут смутные слухи, что с проходами у границы с Северореченском весной какие-то напряги были, серьезные. Смутные слухи, но похожие на правду. А Маломер наверняка где-то там гулял, не зря же он в Лисьих Выселках живет, ему всего удобней. Возможно, что как раз его ворота и накрылись. Или ему, а точнее его нанимателям, выход в Америку прямой зачем-то нужен. Куда ходит Платон ни для кого в их кругу не секрет по большому счету. Правда, не должно быть секретом и то, что Платон не сам по себе человек, что его прикрывают. Хотя бы тот же Игорь Фомин такую информацию вполне мог слить.

Но тут и подача с самого начала не "отдай", а "дай попользоваться за деньги". То есть какие-то берега видят. Но видят плохо, подозреваю.

- Нам нафиг не надо, а вот кому-то очень хочется. Пусть Платон Маломера и послал, но не думаю, что все на этом закончится. Сейчас еще кто-то подкатит. Кстати, Платон сказал, что там еще и Лысый засветился?

- Не-ет, - протянул Дмитрий, насторожившись. - Это как?

- Как обычно, каком кверху. Кстати, вы тогда с Хмелем какого-то хлопца тряханули, который тот "кайенн" из Лисьих Выселок перегонял. Напомни, как фамилия?

- Мигель погремуха, а так... Тулин фамилия. Точно, Тулин.

- Тулин. Не Тульский, - кивнул я.

- О чем ты?

- У Мигеля этого складик через забор от Беленького. Я когда за машиной ездил, увидел Лысого. Сел на хвост, они меня дотянули до дома Хоттабыча, а там встретились с Маломером. После встречи Маломер сразу попер к Платону. Дальше ты знаешь.

- То есть тут у них структурка имеется?

- Есть какая-то. И вот что мне еще интересно: они оттуда сюда что-то тащить намерены, поэтому им Америка нужна, или отсюда туда?

- А кто их знает. Все может быть. Но если оттуда, то конкуренты нам точно не нужны, а если отсюда, то... тогда еще хуже, я думаю. Что могут высельские хорошего тащить?

- Да ничего, пожалуй, - я отложил гантели и потряс расслабленными руками. - Подстрахуешь?

Нормально позанимались, надо не забрасывать это дело, раз подвал совсем заполнился. Тем более что следующей ходкой я еще пару станочков притащить намерен и тогда мешок точно уходит. Мы даже в душ сходить успели до того, как у Дмитрия зазвонил чарофон. Из его коротких ответов и вопроса "когда?" я ничего не понял, но отключившись, он сразу же мне сказал:

- Охрана Кишки. Магазин подожгли нам.

- Поехали.

Гарью пахло еще от спуска, там же стояла "буханка" дружинников, возле которой покуривал одинокий боец в городском камуфляже. Двое охранников топталось перед витриной, которая на удивление оказалась целой, там же стоял, сжимая в руке чарофон, тощий парнишка лет восемнадцати. Марат, продавец, он всегда тут рулит.

- Что случилось? - сразу спросил Дмитрий.

- В стенде с обувью вдруг полыхнуло, - он показал на дверь, за которой я увидел двоих в штатском и одного в форме.

Один из тех что в штатском, молодой, с короткой круглой бородкой, одетый в джинсовую куртку и фланелевую рубаху как бы даже не из этого магазина, повернулся к нам.

- Кто из вас владелец?

- Я менеджер, - сказал Дмитрий. - Что тут вообще случилось?

- Кто-то заложил алхимическую зажигалку в ботинок, похоже. Полыхнуло резко, но разгореться не успело.

- А должно было разгореться?

- Не думаю. Похоже, что вас пугали больше, мощность устройства небольшая.

Выгорел весь стенд с обувью, полностью, до плавления. Сгорела одежда на двух стойках, тех, что ближе стояли. Но при этом следов именно пожара не было, а на стене виднелось четко очерченное обугленное пятно в виде почти правильной окружности. Точнее, четверти окружности, потому что эпицентр пришелся на самый верхний правый угол стенда, то есть закладывали подальше. Для алхимии такое короткое воздействие нормально, когда тут все в пепел, а чуть дальше даже нагреться не успело. Те зажигательные заряды, которыми мы в рейдах гнезда снежных червей жжем, примерно так же и действуют.

- Камера уцелела? - спросил я у Марата.

- Да, отдал уже записи. Только там лица не видно, какое-то свечение вместо головы. Просто мужик в толстовке. Зашел, покрутился, обувку пощупал и ушел.

- Есть предположения кто мог сделать? - это уже дружинник в форме спросил.

Можно бы сказать, но... тогда кондукторство Платона начнет всплывать, а это уже лишнее. Дмитрий, похоже, того же мнения придерживался, потому что только головой покачал.

- Нет, понятия не имею. Наездов не было, все тихо вроде.

- Значит, будет наезд, - ответил тот. - Сообщите сразу. Дело о поджоге все равно заводим.

- Обязательно.

Тут Платон подъехал, вполне трезвый и злой как черт. Я его на подходе придержал за рукав, сказал тихо:

- Пока сами разобраться попробуем, этим не выкладывай ничего. Или по другим каналам друга твоего вложим. О-кей?

- Хорошо, - он выдохнул. - Ну козлы, а? Я Витю этого в сортир спущу, козла мелкого.

- Тут не Витю надо, мы тогда работу не доделали. Ладно, разберемся. Они не знают что мы знаем, так сказать. Мить, - я позвал бывшего собровца. - Платон остается разбираться, а мы с тобой сгоняем по делу. Ты тяжелый?

- Как обычно.

- Ну и хорошо. Домой только заскочим, возьму всякого. Пошли.

До дома рукой подать. Дмитрий остался в машине у входа в магазин, а я забежал на всякий случай через двор, протопал на второй этаж. Мила дома, кот компанию составляет.

- Как позанимался? Кстати, что гарью от тебя пахнет.

Я понюхал рукав куртки. Ну да, уже пропитался. Бросил сумку на пол возле вешалки. Потом вытащу все барахло.

- Прекрасно позанимался. Мил, если голодная, то можешь сама пообедать. У нас тут проблемка, Платону магазин сожгли.

- Это надолго?

- Не знаю. Мы с Митей сгоняем в одно место. Не думаю что надолго.

- Я подожду, бутер себе пока сделаю.

- Хорошо, - я плюхнулся за рабочий стол и выдвинул ящик.

- Что ищешь?

- Ключи старые..., - где-то тут были, я их не выбрасывал. Как-то вообще не умею выбрасывать ключи, сам не пойму почему, даже от тех замков, которые сменили. Всегда складываю в какую-нибудь коробочку. Да, точно, вот они, и ключи, и брелок с заклятием на сигналку.

Взять что-нибудь еще? Глушак на пистолет, магический? Нет, не надо, все пока так далеко не зашло, а засветить его могу. Он не сертифицирован, хотя в нем нет ничего, что сертификации могло бы помешать. Но тогда технология ушла бы на сторону, а я этого не хочу. Еще один "щелчок", нефокусированного действия, работа Сани. И лыжные маски, вот они точно могут пригодиться.

- Все, пошел, постараюсь побыстрей.

Теперь в подвал. Два коротких дробовика "ремингтон" с четырнадцатидюймовыми стволами и без прикладов. Коробка с патронами-парализаторами, они хорошо работают, мы уже проверяли, нечего трупы за собой оставлять. По четыре в магазин каждого, затем по одному в ствол и добавить в магазин. По пять запасных в "сэддлы". Все, нормально. Перчатки, кстати, у Дмитрия с собой есть? У меня нет, а оставлять отпечатки глупо. Вскрыл два пакета с легкими "тактическими" из товара, прихватил с собой. Все, теперь и идти можно.

Обежал снова двор, остановился, подумал на чем ехать. Потом махнул рукой и влез в "рэм" Дмитрия, на пассажирское, поставив сумку к себе на колени.

- Забирай. Маска, перчатки, дробан. Боевых не брал, только резина с "сонками".

- Ну и правильно, - Дмитрий переложил дробовик на заднее сиденье, а перчатки натянул сразу. - Куда?

- Поехали к Хоттабычу,

- И что дальше?

- Ты не поверишь, но Маломер ездит на моем старом пикапе, том что Мила продала. Посмотрим для начала на месте ли.

- И если на месте?

- Проверим, менял он сигналку или нет.

В нормальных обстоятельствах меняют. Но в Приграничье машин не так много, а те "американцы", что мы тащим, еще и в числе достаточно редких. И угонять по большому счету некуда, дорог мало, постов много, все равно где-нибудь засветишься. Поэтому Маломер мог и не поменять, тем более что она продвинутая, можно к кольцу привязать, а можно к чарофону. И если машину угоняют, то она сразу даст сигнал, а заодно укажет направление и дальность примерно. Проверим, короче.

Буханка правоохранителей от входа в Кишку уже уехала, там все было как обычно. "Эксплорер" Платона пока стоял. Вообще убытков наделали, магазин закрывать в любом случае, за ремонт платить, товара пропало до черта. Кому-то за это башку оторвать неплохо было бы и из нее потерянные деньги вытрясти.

- У пельменной встань где-нибудь, чтобы не маячить, дальше пешочком пройдем, - предупредил я Дмитрия, когда подъехали к месту.

- Понял, не дурак.

Там и место такое, что оставленная машина в глаза не бросается, и в то же время место между пельменной и домом Хоттабыча тихое, дворы да кусты. Можно пройти спокойно. Выбрались из машины, сунув недлинные дробовики под куртки, натянули маски пока как шапочки, дальше одним движением раскатать можно. За нами никто не наблюдал, вроде бы. И потопали. Обошли четырехэтажку из красного кирпича через двор, затем в проход между ней и следующим, там остановились, глянули на стоянку.

- Узнаешь? - показал я на пикап.

- Конечно. Вон сторож при стоянке, видишь?

- С собой посадить можно, если сигналка сработает.

- А что думаешь делать?

- За баню Тимура машину перегнать, пусть туда бежит. Проезд пустой, там его и окучим.

- Нормально, - Дмитрия чем-то поразить сложно. - А если нет?

- Тогда прямо к нему пойдем. Держи, - я сунул ему короткий жезл-парализатор. - На случай если совсем тихо надо.

- Есть у меня. И кристалл запасной.

- Хорошо, - кивнул я, убирая жезл в подсумок под курткой. Мне с тамошним "портье", - я даже интонацией сумел вставить кавычки, - беседовать придется. Так что сторожа на тебе.

- Сколько их там?

- Без понятия, но больше двух быть не может. Под "Семёрой" место, они больше репутацией брать пытаются. Да плевать, разберемся. Действуем быстро и агрессивно. Входим, валим спать охрану без вступлений, дальше я на привратника перехожу без паузы, ты контролируешь остальных, у меня даже дождаться результата времени не будет.

- Понял.

- Но пока сигналку проверим.

Сигналка не сработала. Поменял он ее все же. С его стороны разумно, но все же жаль, все упростилось бы. А может быть и нет. Поэтому мы направились в подъезд дома.

Как я уже говорил, даже дети в Форте знают, что тут самый настоящий Лабиринт, в котором даже Минотавр заблудился бы, горько бы плакал и просил его вывести. Так и было задумано, так все внутренние переделки и планировались. Немало народу в этот дом зашло, да так и не вышло никогда. Полагаю, что в котельной закончили, в топке.

Входная дверь не запиралась, это уже издержки, тутошний контингент жильцов ждать перед входом не любит, а иногда и не может. И люди ходят сюда разные, они не всегда хотят докладывать к кому именно пришли и зачем. Поэтому в тесноватом холле стояла стойка вроде гостиничной, за которой сидел, почитывая журнал с анекдотами, шнырястого вида мужик в возрасте от тридцати до шестидесяти, а на диване напротив сидели два здоровых парня. Причем ноги они положили на низкий столик, а сами обсуждали происходящее на экране - висящий на стене телевизор показывал видео, что-то там со стрельбой.

Дальнейшее произошло очень быстро. Мы выстрелили разом, почти в упор, с такой дистанции, с какой уже ни один амулет не помогает, да и не будет у охранников серьезных амулетов, а затем я, не оглядываясь, успел опустить маску, шагнул к стойке, сгрести мужика с журналом за ворот свитера и рывком дернуть его на себя, одновременно отпуская на ремень дробовик, выдергивая пистолет из кобуры и утыкая ему в глаз.

- К Витьку Маломеру веди! Быстро! Или прямо сейчас грохну! Ну! - не дожидаясь даже ответа, я поволок его вдоль стойки, а Дмитрий, убедившись что оба охранника в отключке, направился к нам.

- Ты чего? - придавленный воротником свитера шнырь захрипел. - Ты в курсе за крышу, а? С Семёрой проблем ищешь?

- Скажи своей Семёре что я их на фуфельнике вертел.

Мужик врезался лицом и грудью в стену, а Дмитрий ловко и быстро его обыскал, выбросив нож, два "щелчка", солидно выполненный "дырокол" и чарофон. Все полетело на пол за стойку.

- Веди, даже до трех считать не буду, - добавляя в голос истерики, дернул я мужика за ворот, а Дмитрий поднес дробовик к его голове.

Этого хватило.

- На второй этаж, направо до конца, последняя дверь налево.

- Веди, мля, разговорчивый! - пришлось еще и подзатыльник легкий отвесить рукояткой пистолета.

Не здесь же его оставлять, чтобы шухер поднял, пусть с нами идет, типа проводником. А охранников отрубленных местные обитатели скорей обшмонают, воспользовавшись моментом, чем будут в чувство приводить. Выстрелы? Заряд пороха под резиновую пулю небольшой, хлопало не громче петард, а двери массивные. И не тот тут контингент чтобы Дружину вызывать.

В общем, мужик смирился и пошел вперед, подгоняемый нами. Семёра? Да и хрен с ней. Она и потрепана, и встречались мы с Семёрой и раньше, и вообще волков бояться - в хате гадить. Да и узнать не должны, черта с два кто-то из них наши лица запомнил, а камер тут не держат принципиально, им эти камеры в нехорошее место засунут, если узнают.

На лестнице и в коридоре дважды столкнулись с какими-то мутными персонажами, но те даже озабоченного вида не изобразили, проигнорировав плачевное положение "портье" и мужиков в масках рядом с ним. Наоборот сделали вид что не заметили и просквозили мимо. Вниз идут, заодно и затрофеятся с местной охраны, вот ни секунды не сомневаюсь.

Пол в коридоре покрыт истресканным и обшарпанным линолеумом, на половине дверей заплатки - следы того, как их раньше вышибали. Кто вышибал - только жильцам и ведомо. Свет от единственного магического светильника у лестницы, конец коридора так и вовсе в темноте тонет. Стены точно никто никогда не красил, все измалеваны с пола и до потолка, да и потолку тоже осталось. Где не краска, там пятна от спичек. Канализацией пованивает. И при этом не так уж дешево тут берут за комнаты и квартиры, специфика, так сказать.

- Эта? - тихо спросил я у шныря, когда подошли к последней двери.

Тот закивал. Я передал его Дмитрию, сразу же развернувшему клиента мордой в стену, а я быстро налепил тот самый "щелчок" в виде деревянной полусферы на дверь и прижал палец к металлическому кружку, после чего отскочил.

Шарахнуло неслабо. Выжатый амулет со стуком врезался в противоположную стену, а кусок двери в районе замка щепками влетел внутрь вместе с замком и куском рамы. А следом вломились уже мы, причем мой напарник продолжал толкать "портье" перед собой.

Комнатка крошечная, с продавленным диваном и столиком перед ним. У окна еще стол, на нем пара кастрюль и керосинка, вроде. Покосившиеся полки на стене. Умывальник с ведром. Сам Маломер в джинсах и майке сидел на этом самом диване, закинув босые ноги на столик, где стоял планшет, крутивший порнушку. Дмитрий затолкал "портье" в тесный закуток без окон, служивший тут уборной, ткнул того в шею парализатором, отчего "портье" с грохотом повалился на ведро, и захлопнул за ним дверь, а я подскочил к кондуктору, держа его под прицелом. "Чешую дракона" на груди я тоже разглядел, но успел сказать:

- Даже не надейся, амулет с одного выстрела вышибу. Узнал? - Я поднял маску.

Дмитрий между делом закрыл входную дверь. Ну, насколько получилось.

Так, его тесак лежит далеко, руки на виду, что-то может быть в карманах. Чаромет короткий компактный на тумбочке, из-под куртки виден, тоже не дотянется. В рукопашную Маломер точно не полезет, не та у него весовая категория, особенно против нас двоих. Да и вид здорово испуганный, даже руки трясутся, как я вижу.

Перевернули его на живот, обшарили, сняли два амулета, которые я беспардонно сложил в себе в карман, затем выгреб немалую сумму наличными, около двухсот рублей золотом.

- Это за пожар компенсация, - объяснил я. - А теперь тебе надо убедить нас не убивать тебя прямо сейчас. Очень старайся, Витя. Очень. Изо всех сил, - я упер дуло "ругера" ему в позвоночник. - Минута у тебя есть, время пошло.

Дмитрий снова отошел, приоткрыл дверь, встал в дверях, контролируя коридор. И неважно что темно, у него, как и у меня, очки с "кошачьим глазом" всегда с собой, я без них тоже из дому шагу не делаю.

- Что знать хотите? - Маломер аж простонал эту фразу.

- Кто тебя послал подъехать к Платону. Где этот кто-то. Кто навел. Кто сжег магазин. Где этот кто-то живет. Всех сдавай, Вить, или ты все, спекся. Где Лысый с Муратом, к слову? Кто с Выселок в городе? Давай, не тяни, мать твою! - я ударил его в почку, так, что Маломер дыхание потерял. - На телефон говори.

Правда грохнуть его хочется. Нет у меня больше терпения на всех этих местных кроил, которые не знают что у кого и как еще отжать. Если бы Лысый сейчас здесь появился, я бы про здание на Пионерской и не вспомнил уже, просто грохнул бы, вот весь магазин ему в лысую голову разрядил бы. Всему есть предел, в том числе и моему терпению.

- Не знаю кто магазин сжег, шпана с Северной, наверное, заплатили кому-то. Лысый хату снимает, без понятия где. Мурат с ним там, вдвоем шарятся. Из Выселок трое приехало, на "Гавани" живут, Боец, Сява и Костян.

- Мигель к твоим делам каким боком?

- Мигель товар возит с обозами, - тут я отвесил Маломеру подзатыльник, просто для бодрости, чтобы слова нигде не застревали. - Больно! Не бей!

- Что за товар? Где хранят?

- Товар - дурь с Северореченска, новая, ее на ту сторону таскать можно, круче всех коксов будет.

- Где складывают?

- Не знаю точно, но не в Форте, еще где-то, рисковать никто не хочет лишний раз. На Пятаке, я думаю, но не уверен. Сам не спрашивал, ну его, меньше знаешь - дольше живешь.

- Чья идея была к Платону подъехать?

- Лысого наверняка, но это я сам думаю, их базаров не слышал.

- Лысый вообще где сейчас залег?

- На Выселках. У него дом там давно.

- У Бойца и остальных какая машина?

- "Паджерик" старый, длинный. Зеленый с серым. На запаске волчья морда нарисована.

- Как с Платоном договариваться хотели?

- За бабки, по-людски! Нормуль платили бы, отвечаю. Мы в курсе что там свои подвязки, проблем никто не хочет. Пацанам канал в Штаты нужен, там самая продажа.

- А покупатель есть? - спросил я вкрадчиво.

- Есть барыга, из наших кто-то, туда переехал. Я на старых воротах его встречал, в Оренбурге, как зовут не знаю, он не представлялся никогда.

- Выглядит как?

- Длинный, очки модные, на барыгу вообще не похож, чисто банкир какой-то. Сам не говорил никогда, так, присутствовал разок.

- А как ты его в Штатах найти должен?

- Номер есть, позвонил бы. Дальше не знаю.

- Он на Аляске?

- Наверное, не в курсе. По номеру прикинь.

- Номер где записан?

- В башке, - Маломер даже головой покрутил, показывая где у него башка. - С гипнозом запоминал.

- Диктуй.

- Девять ноль семь, шесть один семь, сорок пять, сорок семь.

- Колдуны у высельской братвы есть?

- В бригаде нет, но там двое живет, помогают.

Есть соблазн Маломера с собой увезти. И сдать или Линеву, потому что наркота его направление, или в Патруль, чтобы те на Северную промзону отвезли. Потому что Дружина все больше в Форте работает, а Лисьи Выселки в юрисдикции, если можно так выразиться, Патруля. И полномочий задержать Витька в данном случае у нас хватает, то есть все легально. Есть маленький косячок в том, что мы в пределах Форта и Дружину не оповестили, но всегда можно на исключительные обстоятельства списать, боялись что сбежать успеет. Опять же возникает вопрос куда его сдавать, положено в Форте опять же в Дружину...

Но запись нашей беседы у меня есть, покажи ее высельским и они Маломеру сами башку открутят. Не полезней ли он нам на свободе будет? Вербовать его нужно по полной программе, с потрохами.

- Значит так, Витя, контакт у нас с тобой наладился, - я поднял его с пола и показал на диван. - Садись. И теперь смотри в камеру и повторяй за мной: я, дальше имя-отчество, год рождения и место жительства... ну?

- Я, Серых Виктор Петрович, восемьдесят второго года рождения, проживающий в Лисьих Выселках, улица Оградная, дом три...

- Добровольно дал согласие на сотрудничество с Патрулем и отделом контрразведки Дружины Форта...

- Дал согласие на сотрудничество с Дружиной и Патрулем, добровольно...

- И в настоящий момент имею следующую информацию для доклада.

- И в настоящий момент имею следующую информацию для доклада.

- А теперь излагай все сначала, про дурь, про кто в городе, про кто все придумал. Только не забудь сказать, что за предоставленную информацию получил оплату в объеме..., - я быстро пересчитал деньги в его кошельке, - Двухсот десяти рублей золотом. И на, держи, - на стол полетел его амулет. - Ты нам нужен целый и здоровый. Береги себя. А теперь рассказывай.

 

"Портье", который пока в себя не приходил, мы так и оставили у Маломера в номере, предоставив кондуктору самому сочинять версии произошедшего. Разберется как-нибудь. А сами скорым шагом пошли к выходу. К сожалению, единственному, который мы знали, хотя тут и других должно быть с запасом. Как на лестницу вышли, услышали голоса снизу, а затем шаги поднимающихся людей. Мы переглянулись, Дмитрий показал пальцем наверх. Мне только кивнуть осталось. Хорошо что у обоих обувь трекинговая, а ступеньки из вытертого до полной бесформенности бетона. Да и эти снизу топают и пыхтят, несутся как кони.

На площадке снизу встали, бубнеж слышен, потом затвор помпы лязгнул, загоняя патрон в ствол. Ага, тяжелыми пришли. Семёра? Да скорей всего, кто-то крыше стукнул, вот "дежурная бригада" из какого-нибудь кабака и снялась. И они в курсе, что мы на втором этаже. Может и не надо было так быстро уходить, там бы в коридоре их и приняли. Никого не жалко, а уж с трупами вооруженных бандитов подвести все под самооборону проблема не великая, точно говорю.

Мы синхронно взяли на изготовку дробовики, дозарядить их давно успели. Затем я жестом показал: "Пошли!"

Я вперед, Дмитрий чуть сзади. Ствол "рема" следует за краем мертвой зоны, кто высунется оттуда, тот и пулю схватит. Некто на нижней площадке решил нас не дожидаться, шагнул в сторону, уже держа наготове такой же обрубленный дробовик, очень популярное среди криминала оружие в Форте, но я все же быстрей оказался, выстрелил первым, Дмитрий следом. У бандита сработал амулет, но он испугался, отскочил в сторону, не выстрелив сам и потеряв время, а я сбежал ниже и пальнул в него с вытянутой руки, сблизи, где уже никакие амулеты не работают. Бритоголовый упитанный парень в спортивном костюме завалился на стенку, а затем его затылок звонко соприкоснулся с бетоном. Помпа с обрезанными прикладом и стволом выпала из рук, брякнув об истертую желтую плитку площадки, я тут же отбросил ее ногой вниз по лестнице.

Какие то люди, в самом конце коридора, в свете, падающем из открытой двери комнаты Маломера, обернулись, но до нас далеко, метров тридцать, наверное. Дмитрий выронил дробовик на ремень, выхватил револьвер и дважды выстрелил куда-то в полоток у них над головами. Посыпалась штукатурка, люди ломанулись в квартиру, а мы понеслись по лестнице вниз. Я выхватил из нагрудного кармана "щелчок", с амулетами эффективность резиновых пуль никакая, а этот примитивный однозарядный амулет в тесноте вполне себе эффективен.

Охранники в себя еще не пришли, но из-за стойки высунулся молодой длинноволосый парень с чарометом, попал мне на прицел, я выстрелил, его отбросило назад, но и он все же успел нажать на спуск. Заряд какой-то магии пошел выше, в спины дунуло холодом, я просто отшвырнул "щелчок", забежал за стойку, для уверенности выстрелил в упавшего резиновой пулей. Теперь точно не встанет. Попутно отметил, что на полу ничего нет. Все, что мы отобрали у "портье" уже исчезло. Да и чарометов охранников видно не было. Кто-то на дозу их уже сегодня успешно обменяет, я думаю.

На улице никого не было, даже сторож со стоянки куда-то сбежал от греха подальше. Прижимаясь к стене, мы побежали к углу, свернули, затем за следующий угол.

- Туда! - я показал на проход между обшарпанной трехэтажкой и заброшенным зданием бывшего детского сада.

Прибавили ходу, заскочили в пролом в заборе, пробежали насквозь грязный захламленный двор, выбежали в следующий проулок через ворота, от которых остались только кирпичные столбы с петлями, там снова свернули. Пройдя чуть дальше, стащили маски, теперь они больше внимания привлекут. И обходя район по большому, у самой границы Северной окраины, кругу, направились к машине. За спиной у нас было тихо.

 

Все собрались у нас в мастерской, в подвале, вроде как на совет. Приехал Платон, от которого пахло гарью, слегка успокоившийся, но все равно злой.

- Что там с ремонтом? - спросил Дмитрий.

- Ту половину ремонтировать. Хорошо хоть не все. Товара до черта испорчено. Пока только на рынке точка открытой останется. Кстати, надо завтра товар вывезти из "Кишки", часть на рынок, а часть на склад. Дим, давай сделаем.

- Да без проблем.

- Ладно, давайте к делу, - взялся я вести собрание. - Платон, значит так: наехали на тебя высельские, с подачи Лысого, похоже. Пересказывать все сам не буду, вот тебе запись беседы с Маломером. Слушай и делай выводы, потом эти выводы изложишь, - я выставил телефон на стол, так, чтобы экран всем видно было, и включил проигрывание записи.

Народ в мастерской даже дышать перестал, слушая испуганный голос кондуктора. Даже кот вслушивался с заметным недоумением, к тому же картинкой заинтересовался так, что пришлось его отпихнуть.

- Ну деловые, спасу нет, - высказался Платон после того, как запись докрутилась. - Вот только дури нам в воротах и не хватало. И что делаем?

- В разборки влезать не будем, - я убрал телефон в карман куртки. - В принципе слишком серьезного ничего нет, высельские тут никто и звать их никак, Тёмы нет, Семёре своих проблем хватает. И не уверен что высельские их в долю берут.

- Почему так думаешь? - спросил Саня.

- Потому что Боец и остальные сюда бы не приехали, Семёра сама бы наехала, они вместе работали. Значит в обход партнеров действуют. И не надо им. Они дурь из Северореченска хотят тащить прямо в ворота, Форт тут лишний.

- Согласен, - кивнул Дмитрий. - За просто так они отстегивать не будут. Предлагаешь что?

- Сдать информатора. Только не могу решить кому, Линеву или Мстиславу?

- Патрулю, я думаю, - сказал Платон. - Если в Форт никто не едет, то им.

- Дим?

- Патрулю.

- Мила?

- Не знаю. Вам видней, сдавайте кому угодно, только чтобы у нас новых проблем не возникло, - махнула она рукой и ойкнула, схватившись за бицепс.

- Саня?

Чародей почесал бородку, вздохнул, посмотрел в потолок, потом сказал:

- Патрулю.

- Хорошо, так и сделаем. И теперь главное, пожалуй: нам надо выходить в экспедицию. Тянуть нельзя, сезон и так давно начался. Если время потеряем, то это все до следующего года. А искать будем золото. Такая вот базовая идея, то, что Смирнову из карты удалось выкрутить. Есть оно там или нет - пятьдесят на пятьдесят, но все же вероятность высокая.

- Грохнут нас за золото, - уверенно кивнул Платон.

- А мы не сами по себе. Мстислав приказ на рейд в понедельник выдаст, то есть все легально. И Линева в курс дела введем. На доли и прочее не претендуем, сожрут, а вот премия с оценки... не думаю, что кинут. Не их стиль все же.

- И сколько там получиться может?

- До хрена, я думаю. Так к чему это я все... Платон, ты с нами пойдешь. Развеешься, сальце растрясешь, воздухом подышишь пока там все решаться будет. Для тебя самый лучший вариант уехать покуда. Возражения?

Платон вздохнул, вытянул ноги, откинувшись в кресле, посмотрел на носки своих ботинок, словно они должны подсказать ответ, сложил руки на животе. Потом сказал:

- На ту сторону нам пока не надо, товар есть. Магазином на рынке может и Света рулить, Марата ей в помощь пока перекину, раз в Кишке точки не будет...

- Пусть Хмель Клима попросит за магазином чуть внимательней приглядывать, - добавил Саня. - Хотя там и так тихо, братья всерьез охраняют.

- Да, там с этим нормально, - Платон продолжал размышлять вслух. - А кто идет?

- Мы все, - я обвел рукой комнату. - Может даже Смирнов с нами, если разберется с отпуском.

- Ну а чего мне тут одному тогда делать? Давай, пошли. Что нужно с меня?

- Да ничего. Одежду подбери себе и все такое. Вооружу всех сам, чтобы все задачи перекрыть. Дим, завтра новый ствол осваивать будешь, у меня тут новенькое появилось. Мил, ты тоже... завтра тебе лучше должно быть. Или останешься?

- Я что, хуже других? - возмутилась она. - Не-ет, я с тобой, ненаглядный, куда ты от меня теперь денешься.

- Ну и отлично, - я хлопнул по столу ладонью как судья молотком. - Тогда сегодня и начну собирать все. Завтра огневая подготовка для всех, вечером пакуем лодки и прочее. На двух джонках пойдем. Бензина дадут на халяву, на рейд, так что тратиться не надо. Не уверен что послезавтра успеем, но в среду должны выйти в любом случае. Думаю, что завтра еще постановку задачи надо планировать, Мстислав наверняка вызовет.

- Все, с этим решили? - спросил Платон.

- Вроде бы да, - кивнул я. - Что-то еще?

- Да я бы поехал. Девушка должна была приехать, а теперь ее еще из дома забирать. Дим, ты как?

- Да тоже поеду, - Дмитрий поднялся из кресла и подхватил со стола свою куртку. - На сегодня культурная программа закончена. Я надеюсь, по крайней мере. Пошли, Серег.

Я выпустил обоих через магазин к машинам, затем снова спустился в мастерскую.

- По алмазикам что делать будем? - я еще и войти не успел, как Саня меня спросил.

- Завтра с Линевым переговорю. Пока в рейде будем, может быть и доставит. А вообще идеи есть?

- Есть парочка, но там все моделировать надо натурно, то есть без алмазов никак. Так что рано пока говорить. Слушайте, сегодня хоть кто-то ел?

- Поешь с ним, - Мила кивнула в мою сторону. - Так все и жду обещанного обеда. Или ужина уже.

- Пошли тогда к соседу, - предложил Саня. - Готовить лень. Куда-то дальше тоже лень.

Тут я вспомнил, что тоже так с завтрака и не ел ничего. Так что собрались все по-быстрому, да и пошли.

 

 

Хмель

19 июня, воскресенье

 

Вчерашнее предсказание о наплыве посетителей в воскресный день начало оправдываться с самого утра. На небе не было ни облачка, заметно потеплело, и все торопились ухватить хотя бы маленький кусочек лета и занимали места на улице.

С открытия бара я встал за стойку, а Иван помогал разносить заказы Оксане. Колдуньи заступили на суточное дежурство в Гимназии, приходилось справляться без них.

Все с ног сбились, но лучше уж так, чем в холода без посетителей узорами на заиндевевшем окне любоваться.

Немного свободней стало лишь ближе к обеду. Я отпустил Ивана с Оксаной на кухню перекусить, а себе попросил принести чая и бутербродов. Потом развернул вчерашнюю газету, но сразу отложил её в сторону. Вошедшая в бар парочка на обычных посетителей нисколько не походила.

Она - миловидная и стройная, лет двадцати на вид, в пиджаке и юбке до колен. Он - невысокий и крепкий со сбитыми костяшками и физиономией душегуба. Новенький костюм-тройка сидел как седло на корове и явственно потрескивал, грозя разойтись в плечах.

- Здравствуйте! - улыбнулась девушка. - Могу я поговорить с владельцем?

Я улыбнулся в ответ ничуть не менее приветливо и выдал стандартную заготовку на случай общения с коммивояжерами:

- Спасибо, нам ничего не нужно.

- А мы ничего не продаём, - пробурчал громила.

- Тогда о чём нам с вами разговаривать?

На звук голосов с кухни выглянул Иван, пригляделся к бугаю и неуверенно произнёс:

- Юра?! Ну ни чё се! Не признал в костюме!

- Привет, Вань!

Девушка недовольно глянула на сопровождающего, и тот указал на дверь.

- Пошли - подышим воздухом.

Иван вытер руки полотенцем, кинул его на прилавок и двинулся на выход.

- Ага, пошли. Давно не виделись. Как сам?

Девушка вновь обернулась ко мне, лицо её вновь сияло искренней улыбкой.

- Здравствуйте, меня зовут Татьяна! Как лучше к вам обращаться?

"Лучше никак не обращаться", - хотел выдать я, но вместо этого вздохнул и представился:

- Вячеслав.

Просто не хотел показаться невежливым. Знаю - большой недостаток, но так уж воспитали.

- Вячеслав! Я представляю частное охранное предприятие "Иней". Мы оказываем услуги по охране в этом районе и готовы предложить уникальные условия обслуживания.

Скисшее пиво тоже уникально по-своему, поэтому я пропустил рекламные слоганы мимо ушей и спросил:

- Разве похоже, что нам нужна охрана?

- Охрана нужна всем!

- Тогда другой вопрос - почему именно вы?

- Мы команда профессионалов...

- Пиво будете? - прервал я девушку, прежде чем она успела вывалить на меня новую гору бессмысленных словесных конструкций.

Татьяна на миг смутилась и отказалась:

- Извините, на работе не пью.

- И это правильно, - улыбнулся я. - На меня это не подействует. Не надо вот этого вашего нейролингвистического программирования. Сталкивался. В прошлой жизни.

Небезынтересная, кстати, идея - в Приграничье от гипноза у каждого второго амулеты имеются, но грамотно мозги промыть и без всякой магии можно.

Девушка оценивающе взглянула на меня, но я её опередил и спросил:

- Кто в собственниках?

- Лига. Дружина. Гимназия, - ответила Татьяна с едва угадываемым вызовом. - Охрана района переводится на коммерческую основу, и пока ещё есть возможность заключить договор на льготных условиях. Можно обойтись даже без ежемесячной платы, вы просто будете оплачивать выезд мобильной группы. Расчётное время прибытия при срабатывании тревожной кнопки не превысит в этом случае трёх минут. Возможно повышение приоритета. В случае позднего прибытия плата не взимается. В свою очередь мы гарантируем максимально-лояльное отношение Дружины, страхование на особых условиях, бесплатный вывоз трупов и полную очистку интерьера от физиологических жидкостей за наш счёт.

Я задумчиво потёр щёку.

- Во сколько обойдется один вызов?

- Давайте посмотрим тарифную сетку...

- Нет! - передумал я. - Дайте болванку стандартного договора, я почитаю на досуге и обдумаю ваше предложение. Позвоните на следующей неделе.

Татьяна выложила из папки проект договора, приняла визитную карточку с написанным от руки телефонным номером бара и отправилась на выход.

- Это кто был? - спросил я вернувшегося с улицы Ивана.

- Юра-то? Вместе в зале Арабова тренировались. С боксом у него не задалось, начал на Лигу работать. Теперь в охранной шарашке какой-то...

- Ясно. Ладно, разузнаю, что за "Иней".

- Нам охрана нужна?

- Если только выезды оплачивать, почему нет? - пожал я плечами.

- Юра сказал, по квартирам у них расценки умеренные.

- Видно будет.

 

Иван пообедал и сменил меня за стойкой, а я проводил домой Ирину. Завтра она принимала пациентов с утра, поэтому решила ночевать у себя.

- Ещё вещи толком не разобрала после поездки, всё у тебя и у тебя! - ответила девушка на предложение поужинать вместе. - Завтра поужинаем. Может, и с ночевкой останусь.

- Переезжала бы уже ко мне да и всё.

- Подумаю, - пообещала девушка, поцеловала на прощание и убежала в подъезд.

Я вздохнул, опустил пониже козырёк кепки и отправился в обратный путь.

В баре к моему появлению посетителей заметно прибавилось, все столики на улице были заняты, сидели и внутри. Пока шёл к стойке, взгляд зацепился за трёх молодых парней в спортивных костюмах. Явно не бандиты - такое сразу видно, - просто держатся чуть развязней, чем позволяет себе обычная публика. Громкий смех, ужимки, ухмылки.

Перебрали или собираются сдёрнуть, не заплатив, и подначивают друг друга?

- У этих деньги вперёд бери, - посоветовал я Ивану, встав за стойку.

- Так я им в долг и не наливал, - ответил помощник.

Подошла Оксана составила кувшины с пивом на поднос и понесла на улицу. Иван смерил оценивающим взглядом её пышный зад и вздохнул:

- Ей бы скинуть чуток, от мужиков бы отбою не было.

- Помощник Клима и так от неё весь вечер не отлипал, - парировал я.

- Ещё бы! Столько водки выжрать! - заржал Иван.

Я прикрыл рот ладонью и зевнул.

- Чё-то меня срубает после обеда. Вроде, высыпаюсь нормально, а в четыре часа глаза слипаться начинают.

- Сменить?

- Нет, расхожусь.

В этот момент послышался шум мощного двигателя, и на парковку перед баром заползла огромная туша "хаммера", точнее - его китайского клона. Все на это чудо так и уставились.

- Нормально пива попить приехали! - оценил автомобиль Иван.

- Это не за пивом, - поморщился я. - Ладно, займись клиентами. Мне поговорить надо будет.

И точно - из распахнувшейся дверцы машины выбрался брат Пётр. Никаких изменений в его внешности со вчерашнего дня не произошло, разве что движения потеряли чрезмерную резкость. Или вчера он просто на стимуляторах был?

Одежду представитель Братства не менял, и приехал в бар во всё той же лёгкой курточке, чёрной сорочке, свободного кроя штанах и прочных ботинках. Когда он переступил через порог и пригладил короткий ёжик седых волос, на груди блеснул золотом массивный медальон. Явно не простое украшение, а знак особых полномочий.

Ещё бы знать, как далеко они простираются...

Наумов прошёл через бар, уселся на стул у стойки и слегка склонил голову.

- Брат Вячеслав.

Меня все эти формальные приветствия слегка подбешивали, но я сдержался и столь же нейтрально произнёс:

- Добрый день, брат Пётр.

Наумов развернулся вполоборота, оглядел бар и произнёс:

- Брат Иннокентий сказал, вы варите пиво.

- Попробуете?

- Разве можно упустить такую возможность? - улыбнулся Пётр и развернулся обратно. - Так понимаю, Дружина не слишком докучает вам?

- В понедельник надо будет дать письменные показания.

- Дружинники будут искать грабителей до второго пришествия, - откровенно заявил Наумов.

Я накачал в бокал пива и передвинул его через стойку.

- Сомневаетесь в их компетенции?

Пётр обхватил бокал обеими руками и посмотрел на меня остро, если не сказать оценивающе.

- Сомневаюсь, что дело в банальном ограблении.

- В чём же тогда?

- А это я у вас хотел спросить, брат Вячеслав.

По спине пробежали мурашки, но если начистоту чего-то подобного я ждал с самого начала, поэтому улыбнулся, никак не выказав охватившей меня нервозности.

- Так понимаю, это не разговор бармена с посетителем?

- Нет.

- Тогда задавайте конкретные вопросы.

Пётр Наумов позволил себе гримасу неудовольствия и спросил:

- Что связывало вас с убитым?

- Ничего, - коротко ответил я.

- Вы знали брата Михаила по ордену?

- Знал.

- Кто вас познакомил?

Я пожал плечами и ответил, что не помню.

Пётр вновь поморщился, явно сделав зарубку на память, и зашёл с другой стороны.

- Управляющая салоном сообщила, что всякий раз совершая покупки, вы заглядывали в мастерскую убитого. С какой целью?

- Я не покупаю украшения для себя. Это подарки. На подарках обыкновенно делают дарственные надписи.

- Могу взглянуть на них?

- Нет, - сходу отказал я в этой бестактной просьбе.

Пётр Наумов недобро улыбнулся.

- И почему же?

Я дождался, пока Оксана выложит бумажки с заказами на стойку и отойдёт, и уже после этого объяснил своё решение:

- Это подарки. А я никому не позволю лезть в мою личную жизнь. И сейчас я беседую с вами лишь из хорошего отношения к ордену.

- Уже не считаете себя одним из нас?

- Главное, что так не считает грандмастер. Показать указ за его подписью?

- Обстоятельства вашего выхода из братства можно и пересмотреть.

- Хотите создать прецедент? Попытайтесь. Только вряд ли из этого выйдет что-то хорошее. Позиции Братства в Форте не столь сильны как прежде, а в Туманный я не собираюсь.

На лице Петра заиграли желваки, но он очень быстро поборол раздражение и небрежно бросил:

- Вас совсем не волнует, что убийцы останутся безнаказанными?

- Я искренне надеюсь, что этого не произойдёт.

- Сомневаюсь, - покачал головой Наумов. - Мне кажется, вы в этом деле замешаны по самые уши.

- Вы лаете не на то дерево! - не сдержался я и принялся со всех сил качать помпу, наполняя пивом очередной кувшин. - И к тому же - у меня алиби!

- О! - расплылся Пётр в неприятной улыбке. - Я всё ждал, когда вы это упомянете! Ваше алиби не стоит и выеденного яйца! Развалить его - дело пяти минут.

- Хотелось бы услышать нечто большее голословных утверждений!

- Пожалуйста! Вы использовали походы в ювелирный салон для прикрытия встреч с покойным, - начал Наумов, и у меня ёкнуло сердце, сколь близка к правде оказалась его догадка. А Пётр продолжил с нескрываемым азартом, словно взявшая след ищейка: - Вчера что-то пошло не так, вы поссорились. Или даже сразу явились с целью убить? Справиться со стариком не составило никакого труда, вы убили его!

Я рассмеялся.

- А ограбление - всего лишь случайность?

- Не было никакого ограбления! Умышленное или неумышленное убийство - вот в чём вопрос. Вы запаниковали и вызвали сообщников или же они дожидались снаружи с самого начала? Они вошли внутрь, устранили охранника и консультанта, взломали витрины и забрали украшения. Выстрел из чаромёта - это гениально, снимаю шляпу. У дружинников не возникло ни малейших сомнений, что все убийства были совершены одновременно. Как же иначе? Иначе охранник услышал бы стрельбу и вызвал подкрепление!

Пётр похлопал в ладоши, отдавая должное моему криминальному таланту.

- Всё было продумано до мелочей, - вновь начал он описывать картину преступления. - Попытка взломать сейф инструментами из комнаты гравировщика даёт мотив для его убийства и дружинники приняли это за чистую монету! Они даже не удосужились обойти помойки посёлка, куда ваши сообщники выбросили всю добычу. Первый просчёт!

- А есть и ещё?

- Ну я же здесь, - развёл руками Наумов. - Просчётов у вас хватает. И я склонен списать их на импровизацию, что говорит о непредумышленном характере убийства. Но могу и заблуждаться.

Я прекрасно понял прозвучавший в словах собеседника намёк, но сознаваться в надежде на снисхождение не стал бы даже в случае виновности.

- Дело стало за малым - найти мотив.

- Это проще, чем вам кажется.

- Вперёд и с песней!

- Всему своё время! - веско бросил Пётр Наумов, соскользнул со стула и зашагал на выход.

Я зло глянул ему вслед, беззвучно выругался и подгрёб к себе бокал с пивом, которое брат за всё время разговора так и не пригубил. Поборов какую-то совершенно иррациональную брезгливость, я в несколько длинных глотков выдул хмельной напиток, шумно выдохнул и тяжело навалился на стойку.

Допрос - а это был именно допрос! - оставил меня без сил. Ещё и голова разболелась.

Когда внедорожник выехал с парковки и укатил по направлению к Красному проспекту, подошёл Иван.

- Всё плохо? - догадался он, лишь взглянув на мою осунувшуюся физиономию.

- Давление шалит, - поморщился я, чувствуя как после неприятного разговора накатывает отходняк. Ощущение опасности навалилось невыносимой тяжестью, но пиво спасало всегда - не подвело оно и на этот раз.

- А этот? - указал помощник себе за спину.

- Ерунда, - отмахнулся я, накачал полбокала пива и усмехнулся. - Даже если захочет испортить жизнь, один чёрт - ничего не сможет. Просто строит из себя Шерлока Холмса.

Но на самом деле я кривил душой и прекрасно отдавал себе в этом отчёт. Пусть формально Братство давно утратило былые позиции в Форте, но вот неофициально...

Когда люди пропадают в реальном мире - есть шанс, что они провалятся сюда. Когда люди пропадают без вести в Форте, они проваливаются прямиком на тот свет. И хорошо если проваливаются быстро и безболезненно, а не кусками. Так откроешь газету на последнем листе, а там сплошь некрологи и объявления типа "ушёл из дома и не вернулся". Никогда последнюю страницу не читаю.

Иван с недоверием посмотрел на меня, но лезть в душу не стал и отправился помогать окончательно сбившейся с ног Оксане. Как-то незаметно свободных мест в баре не осталось, одна компания и вовсе разместилась на оградке газона, словно воробьи на жёрдочках.

Если так пойдёт и дальше, отпуск пива на сторону придётся свернуть через неделю, максимум через две. Либо варить новую партию. Денег больше будет, но такая морока летом сусло охлаждать...

Понемногу я отвлёкся, начал думать о делах, работал помпой, принимал деньги и отсчитывал сдачу. Время от времени прикладывался к бокалу с пивом, и то ли от выпитого, то ли из-за низкого давления в сон клонило всё сильнее и сильнее.

А потом послышался звонкий шлепок и гомон голосов перекрыл громкий женский вскрик.

- Ты что творишь, сволочь?! - взвизгнула Оксана, которую шлёпнул по заду один из показавшейся мне проблемной троицы.

- А чё такого?! - осклабился тот в ответ.

К столу двинулся Иван, и разгорячённые алкоголем парни немедленно оказалась на ногах.

- Большой шкаф громче падает! - выдал один из них, подбадривая себя и остальных. Самый трезвый огляделся в поисках оружия, но я недаром не наливал пиво в тяжёлые кружки, а только в бокалы. Пусть бьются чаще, зато ими голову не проломишь.

- Вань, не надо! - попыталась остановить драку официантка, но Ваня просто отодвинул её в сторону.

Всё верно, пусть драки и вредят репутации, да только это уже дело принципа.

Я достал из-под прилавка телескопическую дубинку и взмахом руки раскрыл её до упора. В руку, словно нос доверчивого щенка, ткнулось управляющее заклинание, пришлось деактивировать его. Не стоит доводить до смертоубийства - как ни крути, договор с "Инеем" ещё не подписан, вывоз трупов и очистка от "физиологических жидкостей" за собственный счёт. Да и бизнесу ничего хорошего...

- Щас отгребёшь! - крикнул заводила, и Ваня легонько пихнул его левой, намереваясь разделить компанию и выкинуть дебоширов на улицу одного за другим.

Тычок был не слишком силён, но из-за выпитого парень не удержался и плюхнулся на скамью. Его рыжий приятель, на вид самый трезвый, попятился от вышибалы к выходу, но вдруг резво скакнул вперёд, врезался в последнего из непутёвой троицы и повалил его на пол, а сверху рухнул и сам.

Отвесивший ему пинка под зад Стас Кудрин молча хрустнул костяшками пальцев и покрутил из стороны в сторону бычьей шеей. Вот тут я забеспокоился всерьёз - настроен брат был весьма решительно. На голову ниже Ивана он шириной плеч ему нисколько не уступал, а скуластое лицо, обрамлённое чёрной бородкой, и нос с горбинкой делали заместителя Клима похожим на кавказского абрека.

- Валите отсюда! - моментально вклинился Иван между ним и дебоширами. - Валите, сказал! Стас, пусть уходят! Счёт оплачен!

Кудрин нехотя шагнул в сторону, и враз потерявшие боевой задор парни ломанулись на выход. Когда мимо пробегал шлёпнувший официантку заводила, Стас пробил ему с разворота в ухо, и парень из бара буквально выкатился. К счастью, пиво послужило неплохой анестезией, ушёл бедолага на своих двоих.

Нет, точно не бандиты. Блатные или за ножи схватились бы, или базаром грузить начали. А это просто дурные.

Я сложил дубинку, кинул её обратно на полку под прилавок и хлопнул в ладоши.

- Господа! Шоу окончено!

Впрочем, никого из посетителей короткая стычка особо не встревожила. Это Форт, тут мордобой в кабаках как часть вечерней программы. Раньше и без поножовщины не обходилось, но всё течёт, всё меняется.

- Привет, Стас! Пиво за счёт заведения! - объявил я, отвечая на рукопожатие брата.

- А по маленькой? - с улыбкой пробасил Кудрин.

- Легко!

Я достал из-под прилавка графин и пару рюмок, разлил самогон и окликнул помощника:

- Вань?

- На работе не пью, - отказался тот.

Выпили вдвоём, и я накачал брату пива.

- Есть что-нибудь будешь?

- Нет, я Оксанку проведать зашёл, - сознался Стас. - Она во сколько освободится?

- Надо, так пораньше отпустим.

- Да я лучше посижу, дух переведу. Сейчас Гарик ещё подойдёт. Займём стойку? Нормально?

- Гарик? - не понял я.

- Ну Игорь. Ты его видел, он на моей днюхе был.

- А! Игорь. Игоря помню.

Я налил себе полстакана пива, прикрыл рот ладонью и зевнул.

- На работе все как угорелые уносятся, дурдом натуральный, - пожаловался Стас.

- А что такое? - насторожился я.

- Да непонятного хмыря с Туманного прислали, проверка за проверкой идёт. И никто ничего не объясняет.

- Этот и ко мне заходил, - кивнул я и снова зевнул, да так, что едва не вывихнул челюсть. - Слушай, Стас, я пойду покемарю немного. Ты не скучай.

- У вас не соскучишься! - рассмеялся брат.

Я перехватил тащившего поднос с грязной посудой Ивана, попросил подменить, а сам отправился наверх. На лестнице привычно закружилась голова, но едва-едва, просто слегка заложило уши.

Захлопнув за собой дверь, я разулся, снял с пояса кобуру с револьвером и убрал её на тумбочку, а сам без сил повалился на кровать.

Ух! Часик посплю и обратно в бар.

Проснулся, когда от неудобной позы затекли руки. Особенно отлежал левую, плечо горело как в огне. Но ворочаться и открывать глаза не хотелось. Глаза будто заклеили, и откуда-то издалека доносилась мягкая, убаюкивающая мелодия. Колыбельная.

А потом я вдруг осознал, что больше не лежу на кровати. И не осознал даже, а скорее угадал неким наитием. Угадал - и очнулся.

Я и в самом деле не лежал на кровати. Кто-то стиснул меня сзади и удерживал в вертикальном положении, ещё одна пара рук обхватила ноги чуть ниже колен и подсаживала, помогая просунуть голову в свисавшую с потолка верёвочную петлю.

- Ещё немного! - выдохнули за спиной.

- Только ссадин не оставь! - столь же тихо откликнулась тёмная фигура снизу.

Охренеть!

Помогло сковавшее тело оцепенение. Я не заорал, не задёргался, никак не выдал своего пробуждения. Просто сунул пальцы в карман на бедре и тихонько выудил из него выкидной нож. Тот, что подсаживал снизу, ничего не заметил. Обхватив меня под коленями, он был вынужден прижаться щекой к бедрам; голову убийца при этом держал повёрнутой в другую сторону.

А потом - клац! - и рукоять зажатого в моём кулаке ножа ощерилась хищным клинком!

Я ударил, но убийца среагировал на звук и успел отдёрнуть голову в сторону; острие зацепило лишь маску. Мои ноги злоумышленник при этом отпустил, поэтому его взгромоздившийся на стремянку напарник качнулся вперёд и едва не сверзился вниз.

Прежде чем меня успели обезоружить, я ткнул ножом себе за спину, и клинок угодил во что-то мягкое. Объятия разжались, верёвка дёрнула подбородок наверх, но лишь ободрала кожу - голову к счастью ещё не успели просунуть в петлю.

Я упал, отбил пятки и, не устояв на ногах, свалился на пол. В бок немедленно прилетел крепкий пинок; он сбил дыхание, но мягкая подошва кроссовка не смогла сломать рёбра. Я откатился, врезался спиной в боковину кровати, вслепую отмахнулся ножом, и рукоять вылетела из пальцев, выбитая новым ударом.

Одним заячьим скачком я метнулся через кровать, рухнул на пол и сграбастал с тумбочки кобуру с револьвером. Сдёрнул её с оружия и сразу спустил курок - темень комнаты разорвала дульная вспышка. Застигнутый врасплох убийца метнулся к двери. В запале я выстрелил вдогонку, но лишь продырявил стену.

Промахнулся? Не факт!

- Ваня! - рявкнул я, словно рассчитывал перекричать грохот выстрелов.

В ответ - тишина. Какого хрена?!

Что происходит?!

Почему не сработала Санина сигнализация, он чародей или погулять вышел?!

Я ведь не вусмерть пьяный был, должен был сработку даже во сне почувствовать! Она же на меня напрямую завязана, даже в обход чарофона!

Но всё это - фоном. Вытянуть из-под кровати карабин, воткнуть магазин с "обманками". Рукоять затвора на себя, обратно - сама, загоняя патрон в патронник. Фонарь в верхнем ящике тумбочки, кнопка с торца под большой палец - нажать!

Мощный луч высветил раздвижную стремянку посреди комнаты, убийц и след простыл.

Устроив цевьё карабина на сгибе левой руки, я двинулся к двери и подсветил себе фонарём.

Гадство! Надо было сразу подствольный ставить!

В ушах стучала кровь, стало жарко-жарко. Я пинком распахнул входную дверь, качнулся туда-обратно, луч скользнул по противоположной стене. Никого.

Налево - чисто. Дверь напротив - заперта.

Блин, не спит же Ваня! Где его черти носят?!

Теперь лестница, но лестница - это не страшно.

Отводящий пули амулет прикроет, все шансы на моей стороне.

Подступил, сунулся, высветил - никого. Быстро сбежал вниз, направил фонарь в коридор с кухней и кладовкой - тоже чисто. Задняя дверь не заперта, на засов её!

Подвал? На лестнице никого, на двери навесной замок. Можно не проверять.

Пройдя кухню и кладовку с инвентарём, я двинулся в бар и первым делом завернул в туалет. Никого не обнаружил и там.

Умом понимаю, что убийц давно и след простыл, но пока не проверю весь дом, даже на телефонный звонок отвлечься не смогу. Я ведь ножом одного точно зацепил, подранок мог и не удрать. Правда, крови нигде не видно...

Я принялся одну за другой освещать кабинки в зале и вдруг обратил внимание на отблески в выходящем на улицу окне.

Ваня не выключил на ночь освещение столиков? Быть такого не может!

В зале было достаточно светло, я убрал фонарь в карман штанов, ухватил карабин двумя руками, вжал приклад в плечо. Осторожно подступил к окну и не поверил своим глазам, столь невозможно-иррациональной оказалось в нынешней ситуации увиденное.

Ваня, Оксана, Стас и ещё один брат, тот самый Игорь-Гарик, пили пиво за одним из столиков. Сквозь звон в ушах донеслись отголоски их смеха.

Взглянул на часы - половину двенадцатого, полчаса как закрылись. И ясно, что убийцы пробрались со двора, в этом нет ничего невозможного, да и заднюю дверь никогда не запираем, но почему не сработала сигнализация?! Почему не было слышно выстрелов на улице?!

Захотелось выскочить на крыльцо и обматерить всех, пинками погнать на розыски убийц, но сдержался. Толку после драки кулаками махать?

А драка точно кончилась. Кто-то хотел представить мою смерть суицидом и у кого-то это даже почти получилось.

У кого? Понятия не имею.

Я потёр ссаженную на подбородке кожу и двинулся в обратный путь. Телефон трогать не стал. Надо было сначала по горячим следам разобраться в случившемся и уже после этого звонить Гордееву. Всё это откровенно плохо пахло...

Вновь проверив дверь чёрного хода, я поднялся на второй этаж и сразу понял причину столь странного спокойствия Ивана сотоварищи. Да они просто не слышали выстрелов!

С внешней стороны моей спальни была прикреплена латунная пластина с едва заметно светившимися в темноте рунами. Чародейский генератор тишины?

Нет, я же убийц слышал, скорее простой ограничитель. Объём моей комнаты такой прокачает без всякого труда, и никто за её пределами не услышит, что творится внутри.

Такие дела.

Я подцепил пластину ногтем и она легко отстала от дерева. С внутренней стороны остались потёки силиконового клея. Не слишком надёжно, зато после демонтажа никаких следов не остаётся. Убийцы предусмотрели всё, кроме моего пробуждения.

Этого они точно не ожидали. Но почему?

Отперев замок, я переступил через порог, задвинул за спиной засов и лишь после этого включил верхний свет. Стремянка так и стояла посреди комнаты. Думаю, впоследствии её предполагалось утащить в кладовку, а под ноги кинуть перевернутый стул. И ножки на картонки установили, гады, чтобы на ковру вмятин не оставлять! Вот же суки предусмотрительные!

Закружилась голова; я прошёл в уборную и умылся, но лучше не стало. Наоборот - заложило уши, краски выцвели, мир стал ярко-серым, если такое вообще может быть.

Я вернулся в комнату и двинулся к телефонному аппарату, но отвлёкся, заметив на ковре под стремянкой какой-то блестящий кругляш. Поднял его, уселся на стол и выложил перед собой, а только попытался рассмотреть выбитые на незнакомом амулете символы, и комната вдруг закружилась вокруг меня, странно изгибаясь и раскачиваясь.

Из носа закапала кровь, заляпала красным странную находку. Я потянулся очистить надпись, и капельки крови, словно ртутные шарики, раскатились в стороны от моих пальцев.

Что за на фиг?!

Миг я боролся с подступившей дурнотой, а потом свет померк, и голова ударилась о стол.

Всё отбегался...

 

 

<- Предыдущая часть // Обсудить на форуме ->

 


Купить бумажное издание: Лабиринт, Озон
Купить и скачать электронный текст в магазине Андрея Круза
Купить и скачать на Литрес
Скачать и слушать аудиокнигу

 

 

 

Короткое лето

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон

Павел Корнев. ПадшийСпящий

 


Купить: Лабиринт


Текст у Автора напрямую


Текст на Литрес


Купить: Озон